Меню

Вопрос 30. Уголовное право и процесс в первой половине XIX в.

В 1845 г. был принят новый уголовный кодекс Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. В нем сохранялся сословный подход к квалификации наказания и определению санкций в соответствии с установленными привилегиями. Под преступлением понималось «как само противозаконное деяние, так и неисполнение того, что под страхом наказания законом предписано». (В 1848 г. стали проводить различие между преступлением и проступком.)

Исправительные наказания включали: потерю особенных прав и преимуществ, ссылку в отдаленные места Сибири, телесные наказания, заключение в крепости или смирительном доме. Устанавливался полицейский надзор за ссыльными и заключенными, осужденным запрещалось участвовать в выборах, поступать в государственную или общественную службу, духовные лица утрачивали сан.

Отягчающими обстоятельствами являлись: умысел, высокое социальное положение, звание и степень образованности подсудимого, степень безнравственности побуждений, число лиц, вовлеченных в преступление, жестокость, гнусность действий подсудимого, высокая степень опасности, вреда и зла.

Смягчающими обстоятельствами были: явка с повинной, признание и раскаяние, выдача соучастников, невежество и легкомыслие, состояние аффекта, принуждение или крайняя необходимость, стремление предотвратить вредные последствия и т.п.

Субъективная сторона подразделялась на:

1) умысел: а) с заранее обдуманным намерением, б) с внезапным

2) неосторожность, при которой: а) последствия деяния не могли быть

с легкостью предвидены, б) вредных последствий невозможно было

Уложение различало соучастие в преступлении: а) по предварительному соглашению участников и б) без предварительного соглашения. Соучастники делились на зачинщиков, сообщников, подговорщиков, подстрекателей, пособников, попустителей, укрывателей.

К уголовным наказаниям относились: лишение всех прав состояния и смертная казнь, лишение всех прав состояния и ссылка на каторгу, лишение всех прав состояния и ссылка на поселение в Сибирь, лишение всех прав состояния и ссылка на поселение на Кавказ. Лишение всех прав состояния означало гражданскую смерть: лишение прав, преимуществ, собственности, прекращение супружеских и родительских прав. К исправительным наказаниям относились: лишение всех особенных прав и преимуществ и ссылка в Сибирь, отдача в исправительные арестантские отделения, ссылка в другие губернии, заключение в тюрьме, в крепости, арест, выговор в присутствии суда, замечания и внушения, сделанные судом или должностным лицом, денежные взыскания.

Система преступлений включала 12 разделов, каждый из которых делился на главы и отделения. Важнейшими были преступления против веры, государственные, против порядка управления, должностные, имущественные, против благочиния, законов о состоянии, против жизни, здоровья, свободы и чести частных лиц, семьи и собственности.

Система судоустройства России до середины XIX в. строилась в соответствии с Учреждением о губерниях 1775 г. Судебные функции осуществляли как сложная система сословных судов, так и административные органы. В судопроизводстве продолжала использоваться теория формальных доказательств, отсутствовала гласность процесса, не было равенства сторон, ведение следствия и исполнение приговора были возложена на полицейские органы.

Недостатки судебной системы и судопроизводства вызывали недовольство различных сословий, и 20 ноября 1864г. императором Александром II были утверждены и вступили в силу судебные уставы — основные акты судебной реформы:

*Учреждения судебных установлений;

* Устав уголовного судопроизводства;

*Устав гражданского судопроизводства;

* Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями.

Судебная реформа 1864 г. устанавливала новые принципы судоустройства и судопроизводства:

• отделение суда от администрации;

• создание четкой системы судебных инстанций;

• отделение предварительного следствия от судебного

• несменяемость судей и следователей;

• создание всесословного суда;

• равенство всех перед судом;

• введение присяжных заседателей;

• установление прокурорского надзора.

Реформа вводила такие институты буржуазного процесса, как устность, гласность, состязательность, равенство сторон, презумпция невиновности, апелляция и кассация.

Судебная система состояла из местных и общих судебных органов. Существовали также духовные, коммерческие и военные суды.

Высшим судебным органам России оставался сенат. Он был кассационной инстанцией для всех судебных органов государства, а также судом первой инстанции по делам особой важности (государственные, должностные и другие преступления). Для рассмотрения дел о государственных преступлениях особой важности царским указом мог создаваться Верховный уголовный суд, который состоял из председателей департаментов Государственного совета и членов сената и возглавлялся председателем Государственного совета.

Судебная реформа 1864 г. устанавливала структуру и полномочия прокуратуры. Во главе прокуратуры, состоявшей при общих судебных органах и сенате, находился генерал-прокурор. Органы прокуратуры осуществляли надзор за судом, следствием и местами заключения, а также участвовали в судебном процессе в качестве стороны обвинения. Для замещения прокурорских должностей кандидат должен был отвечать ряду требований (политическая благонадежность и т. д.).

Судебной реформой учреждались:

— адвокатура (присяжные поверенные) — для защиты обвиняемых в суде по уголовным делам и представительства интересов сторон в гражданском процессе;

— нотариат — для оформления и засвидетельствования сделок, актов, фактов, имеющих юридическое значение и т. д.

37. Уголовный процесс России первой половины XIX в. (по Своду законов).

Здесь эти нормы составили фактически довольно обширный кодекс с определенной системой построения. Решающая роль в кодексе отводилась полиции. Ей вверялось следствие и исполнение приговора. Само следствие по закону подразделялось на предварительное и формальное. Дело начиналось по доносу, жалобе отдельных лиц либо по инициативе прокурора, стряпчих или полиции. Прокуроры и стряпчие осуществляли надзор за следствием. После окончания следствия дело направлялось в суд. Судебного следствия как части судебного разбирательства не существовало. Дело докладывал по составленным “выписям” один из членов суда или секретарь. Как правило, свидетели и эксперты в суд не вызывались. Да и сам обвиняемый вызывался в суд лишь для выяснения вопроса о том, применялись ли к нему недозволенные приемы при производстве следствия. Он являлся не субъектом, а объектом процесса.

Свод законов закрепил существовавшую еще со времени “Краткого изображения процессов или судебных тяжб” (1716 г.) систему формальных доказательств. Сохранялось деление доказательств на совершенные и несовершенные. К совершенным относились: собственное признание обвиняемого, письменные доказательства, признанные им; заключение медицинских экспертов; совпадающие показания двух свидетелей, не отведенных подсудимым. К несовершенным доказательствам закон относил: внесудебное признание обвиняемого, подтвержденное свидетелями; оговор им посторонних лиц; повальный обыск; показания одного свидетеля; улики.

По наиболее тяжким уголовным делам суд первой инстанции составлял “мнение” и направлял его в палату уголовного суда для вынесения приговора. Приговоры не были стабильными. Весьма часто они в силу требования самого закона, а также по жалобам осужденных рассматривались в ревизионном порядке в вышестоящих судах. Лица, не освобожденные от телесных наказаний, могли принести жалобу лишь после исполнения приговора, предусматривавшего применение телесных наказаний. В случае необоснованности жалобы жалобщика вновь подвергали телесному наказанию или тюремному заключению.

При недостаточном количестве улик суд не выносил обвинительный или оправдательный приговор, а оставлял подсудимого под подозрением. Для крестьян и мещан это могло повлечь за собой выселение в Сибирь по приговорам местных обществ. Как свидетельствовала официальная статистика, по большинству уголовных дел судами принимались решения об оставлении обвиняемых под подозрением.

Четко выраженный классовый характер носили нормы процесса, закрепленные в разделе о судопроизводстве по наиболее опасным для государства преступлениям: государственным, против веры. Такие дела должны были рассматриваться “без малейшего промедления” (ст.1241). Для их рассмотрения по указу царя могли создаваться особые верховные уголовные суды, состав которых персонально определялся также царем. Такой верховный уголовный суд судил, в частности, декабристов под прямым контролем императора.

Особый порядок существовал для рассмотрения дел крестьян, выступавших против своих помещиков и оказывавших сопротивление присланным для их усмирения воинским командам. Их судил военный суд. Приговор такого суда после утверждения губернатором или министерством внутренних дел приводился в исполнение немедленно.

Дела о “маловажных преступлениях” (мелкие кражи до 20 руб., легкие побои, пьянство и др.) решались в сокращенном порядке полицейскими чиновниками.

По Своду уголовный процесс делился на три части: следствие, суд и исполнение приговора. Следствие и исполнение принадлежали полиции, которая производила также и суд по маловажным проступкам. Следствие распадалось на предварительное и формальное. Суд, получив следствие, рассматривал, правильно ли оно произведено, в случае необходимости подвергал обвиняемого вторичным допросам, и затем, на основании собранного следователем письменного материала и в отсутствие подсудимого, постановлял приговор или мнение, руководствуясь указанными в законе правилами о силе доказательств, которые делились на совершенные и несовершенные. Одного совершенного доказательства было достаточно для признания осуждения несомнительным; несовершенные доказательства лишь в совокупности могли ставить совершенное доказательство. Если против подсудимого имелись некоторые улики, а полных доказательств виновности не было добыто, то подсудимый или оставлялся в подозрении — и тогда при открытии новых улик мог быть вновь привлечен к суду, — или отдавался под поручительство, также с оставлением в подозрении, или приносил очистительную присягу. Право обжалования было до крайности стеснено и заменено, в известных пределах, ревизией дела в высшей инстанции, или по требованию закона, или по разногласию между судом и начальником губернии.

Кодификация Русского Права в первой половине XIX века (стр. 1 из 3)

Министерство образования Российской Федерации

Челябинский Государственный университет

Кафедра истории государства и права

Кодификация русского права в первой половине XIX века

студент группы ЮЗ-101

Проверила преподаватель Селютина А.И.

1. Национально-государственный вопрос. Общественный строй Российской Империи в начале XIX в. 6

2. Кодификация русского права в первой половине XIX века. 11

Список используемой литературы.. 18

История Кодификации восходит ко времени падения Римской Империи (V в.), когда стали предприниматься попытки систематизировать огромный правовой материал, накопленный римлянами за несколько столетий. Главным итогом этих усилий стал Свод Юстиниана, подготовленный в Византии в VI в.

Крупные кодификационные работы проводились в Европе в период позднего средневековья и начало Нового времени. Однако характер этих Кодификаций резко отличался от современного. Во-первых, создатели кодификационных актов стремились охватить в них все национальное право, а не его отдельную отрасль; во-вторых, кодексы XII-XVIII вв. отличала казуистичность, крайне слабая систематизация материала, отсутствие обшей части. Первой из таких кодификаций стали Семь Партид (исп. Siete Partidas) – всеобъемлющая кодификация, составленная в Кастилии (Испания) в 1256-1263 гг. и заложившая основы национального права Испании. В середине XVII в. была осуществлена кодификация русского права под названием Соборное уложение 1649 г. Примерно в тот же период были составлены Кодекс короля Христиана V, принятый в Дании в 1683 г. (в 1687 г. его действие было распространено на Норвегию под названием «Норвежское право’«), и Свод законов Шведского государства 1734 г., которые формально действуют и поныне.

В Европе переход к современной кодификации начался на рубеже XVIII-XIX вв. К этому периоду относится осуществление трех крупнейших гражданских кодексов; Общее земское право прусских провинций (1794), сокращенно – Ландрехт; Австрийское гражданское уложение (1811) и Французкий гражданский кодекс (1804). Почти на 100 лет позже вышло Германское гражданское уложение (1896). Во главе движения за кодификацией стоял Бентам, посвятивший значительную часть своих трудов этой идее. Он исходил из той мысли, что законы должны преследовать наибольшее благо наибольшего количества людей, по своему содержанию они должны быть универсальны: по форме – общедоступны и ясны. Все эти качества достигаются путем издания их в виде писаного кодекса. Свои мысли Бентам попытался осуществить на практике. Он написал обширный универсальный кодекс права, предназначенный для всех народов.

Полностью отвергли идею кодификации в Англии, где возражения против кодификации вытекали из самой природы общего права. Значительная часть права, особенно права гражданского, здесь развивалась вне всякого воздействия со стороны законодателя, путем создания судьями прецедентов. Кодифицировать это право недопустимо уже потому, что тогда ему придется придать жесткую форму, которая лишит общее право его главной ценности – свободной приспособляемости к конкретным обстоятельствам дела. Кроме того, застывшее кодифицированное право не может предусмотреть изменений в общественных отношениях, что потребует его постоянной переделки.

В то же время в других странах, правовая система которых в большей или меньшей степени основана на общем праве, кодификация проводилась, хотя и менее последовательно, чем в странах континентальной правовой системы. В США с середины XIX века кодификация активно развивалась на уровне штатов, где были приняты собственные гражданские и уголовные кодексы. Среди них видное место занимают гражданские кодексы Калифорнии (1872), Луизианы (1875), Нью-Йорка, Небраски (1909) и др., уголовные кодексы Нью-Йорка (1881,1967), Висконсина (1956), Иллинойса (1961), Миннесоты (1963) и др. Методы американской кодификации весьма близки к инкорпорации, и в кодексах обычно отсутствует так называемая общая часть. С начала XX в. на уровне федерации принимаются так называемые «модельные кодексы».

В дореволюционной России кодификация проводилась, однако к 1917 г. была далека от завершения. Несмотря на значительные усилия русских ученых-цивилистов, так и не удалось принять Гражданское уложение. В советском государстве кодификационные работы начались сразу после окончания гражданской войны и охватили все основные отрасли права. Кодификация происходила (после образования СССР) в основном на уровне союзных республик. На уровне Союза принимались основные начала по отдельным отраслям права.

В послевоенный период, и особенно в конце 50-x – начале 60-x годов, проходит вторая масштабная кодификация советского законодательства. В результате были приняты союзные Основы законодательства и Гражданский, Гражданско-процессуальный, Уголовный, Уголовно-процессуальный кодексы в союзных республиках. Всего в 1958-1977 гг. было принято 15 Основ законодательства. С меньшей интенсивностью кодификация продолжалась и в 70-80-е гг., когда были приняты Кодекс законов о труде РСФСР (1971), Жилищный кодекс РСФСР (1983), Кодекс РСФСР об административных правонарушениях (1984). Смена социально-экономической и политической систем, образование нового Российского государства обусловили последнюю по времени кодификацию отечественного права. В 1993 г. принят Таможенный кодекс РФ. В 1994 г. была принята и вступила в силу с 1января 1995 г., первая часть Гражданского кодекса РФ, с 1 марта того же года была принята и вступила в силу вторая часть этого документа. Приняты также новые Семейный, Водный, Лесной, Уголовный и т.д.

Прежде чем приступить к исследованию кодификации Русского права первой половины XIX в., мы должны ознакомиться с условиями в каких проводилась кодификация с теми переменами происходящими в данный период времени, с изменениями в государственном механизме управления и реформами которые предшествовали кодификации.

Нас заинтересует и национально-государственный вопрос, общественный строй Российской Империи. Систематизация законодательства в то время, проходила на основании Соборного Уложения 1649 г. В государстве Российском проживало огромное количество разно-национальных народов, со своими законами и нормами поведения. Чтобы систематизировать все это, нужно было время. По большому счету кодификация в первой половине XIX в. так и не была закончена. Да и могла ли она быть закончена вообще.

К XIX в. Россия объединила огромное количество христианских, мусульманских, буддийских народов. Власти не вмешивались в экономический и религиозный быт этих территорий, в России не было ничего похожего на насильственную экспансию «прогрессивных» колониальных империй Англии, Франции и т.д. Против разобщения разноплеменной страны работал продолжавший формироваться территориальный принцип устройства – деления по губерниям, а не по национальным территориям. Ущемлений по национальным признакам не существовало, хотя православное вероисповедание превалировало. Польша и Финляндия получили при Александре I конституции, признававшие своей главой русского царя, но там действовали собственные органы управления, законы, религии и т.д.

Классовое и сословное деление российского общества дополнялось делением этническим. Россия, с незапамятных времен бывшая полиэтническим государством, в данный период стала еще более многонациональной. В нее входили районы, стоявшие на разных уровнях экономического развития, и это не могло не отразится на социальной структуре империи. Вместе с тем все вновь вступавшие в Российскую империю территории типологически относились к феодальной формации, хотя и стали на разных ступенях развития. Следовательно, классовая и сословная структура их была в принципе однотипной.

Присоединение новых территорий к России означало включение инонациональных феодалов в общую структуру российских феодалов, а феодально-зависимого населения – в состав эксплуатируемых. Однако такое включение происходило не механически, а имело определенные особенности. Еще в XVI в. царское правительство предоставило все права российского дворянства прибалтийским баронам. Больше того, они получили привилегии даже в сравнении с русскими дворянами. Права русских первоначально получили польские феодалы. Молдавские бояре в Бесарабии тоже приобрели права российских дворян. В 1827 г. такие права были даны и грузинским дворянам. В XIX в., как и раньше, на государственную службу принимались лица вне зависимости от их национальной принадлежности. В формулярных списках чиновников даже не было графы о национальности.

Что касается трудящихся, то инонациональные крестьяне имели определенные преимущества перед великорусскими. В Прибалтике раскрепощение крестьян было проведено раньше, чем в Центральной России. Личная свобода сохранялась за крестьянами Царства Польского и Финляндии. Молдавским крестьянам было предоставлено право перехода. В Северном Азербайджане царское правительство конфисковало земли непокорных феодалов, составлявшие ¾ всех земельных владений края. При этом крестьяне, жившие на таких землях, освобождались от повинностей своим прежним феодалам и перешли на положение казенных крестьян. Права казенных крестьян получили и казахи. Больше того, им было разрешено переходить в другие сословия. Было запрещено рабство, все еще имевшее место в Казахстане. Казахское население освобождалось от рекрутчины, тяжким гнетом давившей русских крестьян. Таким образом, инонациональные крестьяне от присоединения к России или выиграли, или, по крайней мере, ничего не проиграли.

Интересы же господ чем дальше, тем больше начинают сталкиваться с интересами русских феодалов, а это порождает определенную волну местного национализма. Правда, царизм вел довольно гибкую политику по отношению к инонациональным феодалам, стараясь привлечь их на свою сторону, и это в большинстве случаев ему удавалось.

Социальные процессы в России в XVIII — первой половине XIX в.

Развитие торговли и промышленности в начале XVIII века повлекло за собой определенные изменения в структуре городского населения. В это время оно составляло 3 % от общей численности населения страны и делилось на «регулярное» (купцы, промышленники, ремесленни­ки) и «нерегулярное» («подлые люди», использовавшиеся на най­мах и черных работах). Регулярные жители делились, в свою очередь, на 2 гильдии, К первой относились богатые горожане а также интеллигенция, отдельную прослойку составляли крупные купцы, которые торговали с зарубежными странами, а также владельцы крупных и средних мануфактур. Помимо низкого имущест­венного статуса нерегулярные были лишены права принимать участие в выборах органов местного городского самоуправления.

В 1720 году правосудие, сбор налогов и податей, вопросы городского благоустройства были отданы в ведение магистратов во главе с Главным магистратом, который «курировал» все города. В результате упрочилось поло­жение купцов, но горожане по-прежнему оставались феодальным сословием, а городское самоуправление — составной частью государственного аппарата абсолютизма.

В последней четверти XVIII века в жизни горожан произошли определенные изменения. В 1785 году принимается Жалованная грамота делила население на 6 разрядов. В число горожан помимо купцов, ремесленников, интел­лигенции входили теперь дворяне, чиновники, представители ду­ховенства, являвшиеся домовладельцами. Появляется новый слой городского населения — мещанство, состоявшее из мелких торговцев и ремесленников. Поскольку мещане платили подушную подать, а также обеспечивали постой войск, финансировали ремонт дорог и поставку рекрутов, то их правовое положение напоминало положение государственных крестьян. Как следует из Жалованной грамоты, город управлялся общей городской думой, избиравшейся всеми горожанами, достигшими 25 лет. Дума выбирала «шестигласную» (по количеству разрядов горожан) думу, действовавшую под председательством городско­го головы. Органы городского самоуправления постоянно находились под пристальной опекой губернатора.

Петровские преобразования кардинально изменили образ жизни чиновничества и его трудовую деятельность. Во-первых, произошел его резкий количественный рост. В 1700-1717 гг. на высших госу­дарственных должностях России состояло 2867 человек, из них 1079 иностранного, большей частью западноевропейского проис­хождения. Во-вторых, в соответствии с Табелью о рангах бюрок­ратия отчетливо делилась на три группы (I-IV, V-XII, XIII-XIV классов), при этом имущественное положение, образ жизни и интересы этих групп различались очень серьезно., практически так же, как у высшей аристократии, среднего поме­стного (служилого) дворянства и обнищавших представителей первого сословия. Достижение 8 ранга открывало возможность приобретения статуса дворянства и материального благополучия, поэтому типичной чертой бюрократического мира в России была погоня за чинами и должностями и высокий нравственный престиж чинов­ничьей службы в обществе.

Отличительной чертой социальной структуры российского об­щества XVIII в. являлось начало формирования новых классов. Нарождавшаяся отечественная буржуазия рекрутировалась из купцов, ремесленников, крестьян. В отличие от Западной Европы ее становление происходило в тесных рамках феодального крепостнического государства, в условиях отстранения самодержавной властью горожан от активной крупной торговли и предпринима­тельства, отсутствия поддержки предпринимательства со стороны самодержавных правительств. Постоянный правительственный прессинг негативно сказывался на облике российского предпри­нимателя, для которого были характерны такие черты, как отсут­ствие традиций политической борьбы, чувства классового само­сознания и гордости, сословных программ и лозунгов. Мечтой и сокровенным желанием российского буржуа стало достижение дворянского звания.

Также в стадии становления находился в то время рабочий класс России. Он состоял из различных категорий рабочих (свя­занные с землей лично, связанные с землей через членов семьи, оторванные от земли) и формировался в основном за счет кресть­янства. Говорить о появлении в XVIII в. профессиональных рабо­чих и рабочих династий преждевременно. Перепись населения 1744-1 745 гг. показала, что вольнонаемные рабочие составляли всего 1,7%-от общей массы работных людей.

Единственно, что прочно устоялось в этом столетии, так это тяжелейшее материальное положение тружеников мануфактур и их бесправное политическое и социальное состояние. Формирование буржуазии и рабочего класса в условиях фео­дально-крепостнической России представляло из себя достаточно сложный, длительный и своеобразный процесс. Его ускорению в первой половине XIX в. способствовали кризис крепостничества и начало промышленного переворота. Решающим событием, повлиявшим на становление новых классов, явилась отмена крепостного права.

19. Кодификация российского законодательства в первой половине XIX в.

Реформы, произведенные в системе центральных органов власти и управления сопровождались развернутой кодификацией действующего права. Основные направления работы были намечены в деятельности Уложенной комиссии Екатерины II, Павлом I была создана комиссия, целью которой была подготовка сводного Уложения.

Николай I, продолжал дело своих предшественников по кодификации русского права, стал настаивать на создании Свода законов. Уложенная комиссия была преобразована во второе отделение Собственной канцелярии Его Величества (1826), делами которого ведал М. Сперанский.

Свод законов должен был состоять из восьми разделов:

1) основные государственные законы

2) учреждения: а) центральные б) местные в) устав о государственной службе

3) “ законы правительственных сил “: а) устав о повинностях б) о податях и пошлинах в) таможенный г) монетный, горный и о соли д) лесной, оброчных статей и счетные

4) законы о состояниях

5) законы гражданские и межевые

6) уставы государственного благоустройства: а) духовных дел иностранных исповеданий, кредитный, торговый, промышленный б) путей сообщения, почтовый, телеграфный, строительный, положения о взаимном пожарном страховании, о сельском хозяйстве, о найме на сельские работы, о трактирных заведениях, о благоустройстве в казачьих селениях, о колониях иностранцев на территории империи

7) уставы благочиния: а) о народном продовольствии, об общественном призрении, врачебный б) о паспортах, о беглых, цензурный, о предупреждении и пресечении преступлений, о содержащихся под стражей, о ссыльных

8) законы уголовные

Было принято решение ввести в действие Свод законов Российской Империи с 1 января 1835 г. Таким образом, работа, начатая еще Екатериной II, была завершена.

Впервые сложились основные отрасли права: государственное, гражданское, административное, уголовное, процессуальное.

В ст. I. Основных законов была сформулирована идея самодержавной власти: «Император Российский есть монарх самодержавный и неограниченный. Царская власть закреплялась как наследственная, наследником признавался старший сын императора (в случае бездетности этого наследника престол мог перейти ко второму сыну императора).

Законодатель различал верховное и подчиненное управление.

Органами верховного управления были: Государственный совет, Комитет министров, канцелярии и двор императора.

Членами Государственного совета были министры и главноуправляющие, председателем — император. Государственный совет состоял из общего собрания и 5 департаментов.

Комитет министров был совещательным органом, ведал как текущими, так и специально предоставленными Комитету делами.

К органам подчиненного управления относились Сенат и министерства. Сенат провозглашался высшим судебным органом.

Система местных органов управления сохранялась в том виде, как она сложилась в конце XVIII в. Главный административный орган — губернаторы, опиравшиеся в своей деятельности на губернские правления (состояло из общего присутствия и канцелярии)

Во главе финансового управления губернии находилась казенная палата, состоявшая из управляющего, его помощника и начальников отделения. Параллельно действовали палаты государственных имуществ.

В 1837 г. был сформирован земский суд, состоящий из исправника, непременного заседателя и двух сельских заседателей. Во главе волости стояли волостные управления (волосной голова, заседатели, писарь), станы возглавлялись приставами.

Развитие частного (гражданского) права проходило на основе кодификации старых форм права: сохранились элементы сословного неравенства, ограничений прав.

· Крестьянам запрещено выходить из общины и закреплять за собой земельный надел.

· Ограничивалась правоспособность и дееспособность духовных лиц и евреев.

· Запрещались браки христиан и нехристиан, усыновление лиц нехристианского исповедания.

· Поляки не имели права приобретать в собственность, брать в залог и арендовать земли в целом ряде регионов страны.

· Распоряжение землей подвергалось особым ограничениям: земля казенных и удельных крестьян не могла отчуждаться ни отдельными общинниками, ни общиной в целом. Продолжала существовать система майоратов, земельных владений, переходивших по наследству старшему в роде.

· В области наследственных прав дочери имели меньшие права, чем сыновья.

Система вещного права состояла из:

1. права владения: всякое владение, даже незаконное, охранялось от насилия и самоуправства до тех пор, пока имущество не будет присуждено другому и сделаны соответствующие распоряжения о его передаче. Закон различал спор о владении от спора собственности и обеспечивал неприкосновенность первого независимо от решения второго вопроса.

2. права собственности: право пользоваться и распоряжаться имуществом;

3. права на чужую вещь (сервитутные права): ограничение в праве собственности, установленное законом в пользу всех без изъятия ограничение и ограничение собственности в пользу какого-либо определенного лица.

4. залогового права: стал различаться залог частным лицам и залог в кредитных учреждениях.

В обязательственном праве различались обязательства из договоров и обязательства из причинения вреда. Свод законов содержал специальный раздел о составлении, совершении, исполнении и прекращении договоров различных видов: продажи, подряда, найма, займа, товарищества и пр. Предметом договора могли быть имущество или действия лиц.

Семейное право сохранило принципы, выработанные в XVIII в. ; единственной формой брака был церковный брак. Условия вступления в брак и его расторжение брались из норм и правил, соответствующего вероучения. Жена была обязана всюду следовать за мужем, получала паспорт с разрешения мужа. Имущество супругов было раздельным. Приданое или имущество приобретенное женой отдельно, признавались ее собственностью. Как самостоятельные субъекты, супруги могли вступать друг с другом в обязательства и сделки.

Закон делил детей на законных и незаконнорожденных (внебрачных). Последние не имели права на фамилию отца и его имущество. В отношениях родителей с детьми также действовал принцип раздельности имущества.

В сфере наследственного права расширялась завещательная свобода. Завещать можно было кому угодно и что угодно из имущества (или все имущество). Признавались недействительными завещания, сделанные умалишенными и самоубийцами, несовершеннолетними, монахами и лицами, по суду лишенными прав состояния.

К наследству призывались все кровные родственники без различия степени. Ближайшими наследниками были нисходящие (дети, внуки, правнуки). При отсутствии родственников по нисходящей линии наследство переходило к боковым родственникам, ближайшие боковые исключали дальнейших. Родители отстранялись от наследования в пользу самых отдаленных боковых родственников, но им принадлежало право пожизненного пользования имуществом их детей, умерших без потомства и не оставивших завещания. Супруги наследовали друг после друга в размере одной седьмой недвижимости и одной четырнадцатой движимого имущества.

Когда после умершего не оставалось наследников или никто не являлся в течение десяти лет со времени вызова к наследству, имущество признавалось выморочным и поступало государству, дворянству, губернии, городу или сельскому обществу.

Кодификация Русского Права в первой половине XIX века

Министерство образования Российской Федерации

Челябинский Государственный университет

Кафедра истории государства и права

Кодификация русского права в первой половине XIX века

студент группы ЮЗ-101

Проверила преподаватель Селютина А.И.

1. Национально-государственный вопрос. Общественный строй Российской Империи в начале XIX в. 6

2. Кодификация русского права в первой половине XIX века 11

Список используемой литературы 18

История Кодификации восходит ко времени падения Римской Империи (V в.), когда стали предприниматься попытки систематизировать огромный правовой материал, накопленный римлянами за несколько столетий. Главным итогом этих усилий стал Свод Юстиниана, подготовленный в Византии в VI в.

Крупные кодификационные работы проводились в Европе в период позднего средневековья и начало Нового времени. Однако характер этих Кодификаций резко отличался от современного. Во-первых, создатели кодификационных актов стремились охватить в них все национальное право, а не его отдельную отрасль; во-вторых, кодексы XII-XVIII вв. отличала казуистичность, крайне слабая систематизация материала, отсутствие обшей части. Первой из таких кодификаций стали Семь Партид (исп. Siete Partidas) – всеобъемлющая кодификация, составленная в Кастилии (Испания) в 1256-1263 гг. и заложившая основы национального права Испании. В середине XVII в. была осуществлена кодификация русского права под названием Соборное уложение 1649 г. Примерно в тот же период были составлены Кодекс короля Христиана V, принятый в Дании в 1683 г. (в 1687 г. его действие было распространено на Норвегию под названием «Норвежское право’«), и Свод законов Шведского государства 1734 г., которые формально действуют и поныне.

В Европе переход к современной кодификации начался на рубеже XVIII-XIX вв. К этому периоду относится осуществление трех крупнейших гражданских кодексов; Общее земское право прусских провинций (1794), сокращенно – Ландрехт; Австрийское гражданское уложение (1811) и Французкий гражданский кодекс (1804). Почти на 100 лет позже вышло Германское гражданское уложение (1896). Во главе движения за кодификацией стоял Бентам, посвятивший значительную часть своих трудов этой идее. Он исходил из той мысли, что законы должны преследовать наибольшее благо наибольшего количества людей, по своему содержанию они должны быть универсальны: по форме – общедоступны и ясны. Все эти качества достигаются путем издания их в виде писаного кодекса. Свои мысли Бентам попытался осуществить на практике. Он написал обширный универсальный кодекс права, предназначенный для всех народов.

Полностью отвергли идею кодификации в Англии, где возражения против кодификации вытекали из самой природы общего права. Значительная часть права, особенно права гражданского, здесь развивалась вне всякого воздействия со стороны законодателя, путем создания судьями прецедентов. Кодифицировать это право недопустимо уже потому, что тогда ему придется придать жесткую форму, которая лишит общее право его главной ценности – свободной приспособляемости к конкретным обстоятельствам дела. Кроме того, застывшее кодифицированное право не может предусмотреть изменений в общественных отношениях, что потребует его постоянной переделки.

В то же время в других странах, правовая система которых в большей или меньшей степени основана на общем праве, кодификация проводилась, хотя и менее последовательно, чем в странах континентальной правовой системы. В США с середины XIX века кодификация активно развивалась на уровне штатов, где были приняты собственные гражданские и уголовные кодексы. Среди них видное место занимают гражданские кодексы Калифорнии (1872), Луизианы (1875), Нью-Йорка, Небраски (1909) и др., уголовные кодексы Нью-Йорка (1881,1967), Висконсина (1956), Иллинойса (1961), Миннесоты (1963) и др. Методы американской кодификации весьма близки к инкорпорации, и в кодексах обычно отсутствует так называемая общая часть. С начала XX в. на уровне федерации принимаются так называемые «модельные кодексы».

В дореволюционной России кодификация проводилась, однако к 1917 г. была далека от завершения. Несмотря на значительные усилия русских ученых-цивилистов, так и не удалось принять Гражданское уложение. В советском государстве кодификационные работы начались сразу после окончания гражданской войны и охватили все основные отрасли права. Кодификация происходила (после образования СССР) в основном на уровне союзных республик. На уровне Союза принимались основные начала по отдельным отраслям права.

В послевоенный период, и особенно в конце 50-x – начале 60-x годов, проходит вторая масштабная кодификация советского законодательства. В результате были приняты союзные Основы законодательства и Гражданский, Гражданско-процессуальный, Уголовный, Уголовно-процессуальный кодексы в союзных республиках. Всего в 1958-1977 гг. было принято 15 Основ законодательства. С меньшей интенсивностью кодификация продолжалась и в 70-80-е гг., когда были приняты Кодекс законов о труде РСФСР (1971), Жилищный кодекс РСФСР (1983), Кодекс РСФСР об административных правонарушениях (1984). Смена социально-экономической и политической систем, образование нового Российского государства обусловили последнюю по времени кодификацию отечественного права. В 1993 г. принят Таможенный кодекс РФ. В 1994 г. была принята и вступила в силу с 1января 1995 г., первая часть Гражданского кодекса РФ, с 1 марта того же года была принята и вступила в силу вторая часть этого документа. Приняты также новые Семейный, Водный, Лесной, Уголовный и т.д.

Прежде чем приступить к исследованию кодификации Русского права первой половины XIX в., мы должны ознакомиться с условиями в каких проводилась кодификация с теми переменами происходящими в данный период времени, с изменениями в государственном механизме управления и реформами которые предшествовали кодификации.

Нас заинтересует и национально-государственный вопрос, общественный строй Российской Империи. Систематизация законодательства в то время, проходила на основании Соборного Уложения 1649 г. В государстве Российском проживало огромное количество разно-национальных народов, со своими законами и нормами поведения. Чтобы систематизировать все это, нужно было время. По большому счету кодификация в первой половине XIX в. так и не была закончена. Да и могла ли она быть закончена вообще.

1. Национально-государственный вопрос. Общественный строй Российской Империи в начале XIX в.

К XIX в. Россия объединила огромное количество христианских, мусульманских, буддийских народов. Власти не вмешивались в экономический и религиозный быт этих территорий, в России не было ничего похожего на насильственную экспансию «прогрессивных» колониальных империй Англии, Франции и т.д. Против разобщения разноплеменной страны работал продолжавший формироваться территориальный принцип устройства – деления по губерниям, а не по национальным территориям. Ущемлений по национальным признакам не существовало, хотя православное вероисповедание превалировало. Польша и Финляндия получили при Александре I конституции, признававшие своей главой русского царя, но там действовали собственные органы управления, законы, религии и т.д.

Классовое и сословное деление российского общества дополнялось делением этническим. Россия, с незапамятных времен бывшая полиэтническим государством, в данный период стала еще более многонациональной. В нее входили районы, стоявшие на разных уровнях экономического развития, и это не могло не отразится на социальной структуре империи. Вместе с тем все вновь вступавшие в Российскую империю территории типологически относились к феодальной формации, хотя и стали на разных ступенях развития. Следовательно, классовая и сословная структура их была в принципе однотипной.

Присоединение новых территорий к России означало включение инонациональных феодалов в общую структуру российских феодалов, а феодально-зависимого населения – в состав эксплуатируемых. Однако такое включение происходило не механически, а имело определенные особенности. Еще в XVI в. царское правительство предоставило все права российского дворянства прибалтийским баронам. Больше того, они получили привилегии даже в сравнении с русскими дворянами. Права русских первоначально получили польские феодалы. Молдавские бояре в Бесарабии тоже приобрели права российских дворян. В 1827 г. такие права были даны и грузинским дворянам. В XIX в., как и раньше, на государственную службу принимались лица вне зависимости от их национальной принадлежности. В формулярных списках чиновников даже не было графы о национальности.

Что касается трудящихся, то инонациональные крестьяне имели определенные преимущества перед великорусскими. В Прибалтике раскрепощение крестьян было проведено раньше, чем в Центральной России. Личная свобода сохранялась за крестьянами Царства Польского и Финляндии. Молдавским крестьянам было предоставлено право перехода. В Северном Азербайджане царское правительство конфисковало земли непокорных феодалов, составлявшие ѕ всех земельных владений края. При этом крестьяне, жившие на таких землях, освобождались от повинностей своим прежним феодалам и перешли на положение казенных крестьян. Права казенных крестьян получили и казахи. Больше того, им было разрешено переходить в другие сословия. Было запрещено рабство, все еще имевшее место в Казахстане. Казахское население освобождалось от рекрутчины, тяжким гнетом давившей русских крестьян. Таким образом, инонациональные крестьяне от присоединения к России или выиграли, или, по крайней мере, ничего не проиграли.

Интересы же господ чем дальше, тем больше начинают сталкиваться с интересами русских феодалов, а это порождает определенную волну местного национализма. Правда, царизм вел довольно гибкую политику по отношению к инонациональным феодалам, стараясь привлечь их на свою сторону, и это в большинстве случаев ему удавалось.

Идеология московской царской власти как «служение» Богу и державе была давно забыта, монархия XVIII в. в реальности «обслуживала» дворянство. Попытки Екатерины II привлечь русскому обществу идеи французского просвещения оказались безрезультатными: «просвещенное дворянство» в своем большинстве, от выгод и льгот отказываться не собиралось.

В начале XIX в. дворянство в идеологическом отношении было крайне разношерстным, оставаясь при этом единственной социальной группой, способной влиять на политику. Помещики старорежимного типа – противники любых изменений – соседствовали с влиятельной государственной бюрократией, сознающей необходимость изменений в стране. Либералы были заражены масонскими идеями. Несмотря на старых дворян перед террором революции во Франции многие осознавали, что французская революция вызовет в Европе большие перемены. Поэтому стабилизация монархической власти была закономерным явлением. Закономерно и то, что Александр I воспринял монархическую власть как «неограниченную», полномочия его были огромны. Этому способствовала и победа над Наполеоном. Император получил титул Благословенного, был гарантом Европы от наполеоновского милитаризма. Положение монарха еще больше укрепилось при императоре Николае I в силу его личных качеств – человек он был властный, прямолинейный и с возражениями не считался.

Юридическая характеристика власти царя, приведенная в ст. 1 Основных законов 1832 г., представляла собой синтез законодательных актов XVIII в. Был законодательно закреплен тип самодержавия, в отличие от петровского самовластия. «Император Российский есть монарх самодержавный и неограниченный. Повиноваться верховной его власти не только за страх, но и за совесть сам Бог повелевает».

В 1801 г., когда Александр I вступил на престол, на экономических отношениях, в которых уже проявлялись капиталистические элементы, пагубно сказывалось крепостное право. К этому времени в Европе приобрели большую популярность идеи индивидуальной и политической свободы, гражданского равенства, проникавшие и в Россию. Правда, призывы к отмене крепостного права раздавались еще в царствование Екатерины II и Павла I, но в начале XIX в. необходимость реформ стала очевидной. Они последовали вместе с ограничением крепостничества.

Будучи прекрасно образованным, Александр I питал, по-видимому, симпатию к идеям политического прогресса и искренне хотел уничтожения крепостничества, однако не мог преодолеть сопротивления дворянства.

Проводниками реформ стали по-западному мыслящие граф В.Кочубей, А.Безбородко, князь А.Чарторыйский и др. Были объявлены амнистия по политическим и государственным преступлениям и прощение эмигрантам. Указом в день коронации Александра I предписывалось создать комиссию для пересмотра всех судебных дел. Был создан Непременный совет с целью укрепления законности и разработки законов. Закон объявлялся «залогом блаженства всех и каждого». Для укрепления законности предполагалось вернуть былой статус Сенату, сосредоточив высшие контрольные и законодательные функции. Однако члены Непременного совета склонялись к мысли, что управление должно сосредоточиться в совершенно иных органах. В результате 8 сентября 1802 г. последовал указ о Сенате и Манифест об учреждении министерств. Сенат очень расплывчато признавался верховным органом и хранителем законности, но реальная административная власть переходила к министерствам. Создание их свидетельствует о формировании отраслевого управления страной, характерного для буржуазного общества, построенного на рыночном механизме. Тем не менее в таком решении был элемент искусственности и подражания Западу, поскольку в тот момент принцип «ответственности министров перед парламентом» действовать не мог, правительство отвечало перед монархом и назначалась им, хотя предполагалось внедрение «контрасигнатуры» – министры должны были скреплять своими подписями императорские указы.

Первые спонтанные преобразования продолжены были более масштабно. В Негласном комитете обговаривались идеи «прав человека и конституции». Обсуждались многочисленные проекты, в том числе М.М.Сперанского. В 1810 г. был учрежден Государственный совет ( действовал до 1917 г.). Он должен был являть собой аналог западных парламентов, но не мог им быть из-за иных принципов деятельности. Государственный совет подчинялся императору и был перед ним ответственным. Его акты утверждались императором. В состав Государственного совета входили администраторы (министры) и назначаемые царем чиновники и дворяне. Главенствовал на заседаниях император. Состоял Государственный совет из департаментов, занимавшийся экономикой, торговлей, наукой, военными, гражданскими и духовными делами. Вводилась должность государственного секретаря. Совет главенствовал над системой министерств.

В 1811 г. реформа министерств была продолжена, их деятельность оформлялась «Общим учреждением министерств».

Восемь созданных в 1802 г. министерств (в дальнейшем их число увеличилось) строились на принципах отраслевого управления: военное, морское, юстиции, внутренних дел, иностранных дел, финансов, коммерции, народного просвещения. По указу 1811 г. министрам предоставлялась высшая исполнительная власть по своему ведомству, но зачастую они руководствовались указаниями императора. Постепенно сложилась практика постоянных докладов царю (по необходимости – ежедневных ), он был в курсе всех изменений в государстве.

С образованием министерств был создан координирующий орган – Кабинет министров, в состав которого входили помимо министров высшие чиновники министерств и назначаемые императором лица. К его ведению относился широкий круг вопросов: от обсуждения законов до управления страной, но решения утверждались царем. В 1812 г. Комитет министров был законодательно утвержден, но в марте 1812 г. М.М.Сперанский, возглавлявший деятельность по проведению реформ, получил отставку и был сослан, а с началом Отечественной войны они практически прекратились.

Разгром Наполеона предопределил конец прозападных реформ. Александр I в ходе борьбы с Наполеоном приобрел такой большой авторитет, который давал возможность объективного укрепления самодержавных начал. Его внимание сосредоточилось на внешней политике. Внутренние реформы активно дебатировались, но затихли. В 1815 г. была дана конституция Польше, освободились крестьяне в Прибалтике: ждали перемен и в России.

2. Кодификация русского права в первой половине XIX века

Все изменения в праве России, в первой половине XIX века производились только для того, чтобы отстоять устои феодализма, абсолютические порядки. В силу этого, изменения в праве, были невелики.

Стремление удержать и подкрепить устои шатающегося феодализма приводит к идее своеобразной феодальной законности. В след за Петром I, требовавшим неуклонного соблюдения законов ту же мысль проводит спустя столетие Александр I. В одной из резолюций он писал: «Закон должен быть для всех единствен. Коль скоро я себе дозволю нарушать законы, кто тогда почтет за обязанность соблюдать их?» Стремление закрепить существующие порядки приводит к идее систематизации законодательства, то есть к кодификации.

Если содержание права в данный период изменилось несущественно, то этого нельзя сказать о его форме. Была проведена грандиозная работа по систематизации российского законодательства составившая целую эпоху в его истории.

Последним универсальным систематизированным сборником, охватывающим почти все отрасли русского права, было Соборное Уложение 1649 г.

К началу XIX в. неразбериха в законодательстве дошла до предела. Она была одной из причин беспорядков и злоупотреблений в слухах.

Александр I уже в 1801 г. учредил новую, десятую по счету, комиссию во главе с П.В.Завадовским. Она получила название Комиссии составления законов и провела значительную подготовительную работу. Но лишь при Николае I удалось развернуть по-настоящему и завершить систематизацию российского законодательства.

Неудача всех десяти комиссий определяется тем, что они были охвачены серьезными противоречиями, борьбой между новым и старым, в основе которой лежал вопрос о существовании крепостного права, т.е. о существе феодализма. Так было и с последней, десятой комиссией. «Когда главный исполнитель работ» комиссии Г.А. Розенкампф предложил начать дело с пересмотра законодательства о крестьянстве, он наткнулся на резкий отпор Александра I.

Николай I, дал установку ничего не менять в праве, а лишь привести в порядок существующие нормы. За проведением в жизнь этой директивы, император наблюдал лично. Для этого комиссия была создана не при Государственном совете, который должен был заниматься подготовкой законопроектов, а бала просто преобразована во II отделение Собственной канцелярии его императорского величества. В последствии, когда уже был готов Свод законов, император учредил семь ревизионных комиссий, чтобы проверить тождество Свода существующему законодательству. Проверка облегчалась тем, что каждая статья Свода имела ссылку на источник – соответствующий акт в Полном собрании законов, с датой и номером.

Успеху работы комиссии способствовал и субъективный фактор: ее возглавлял М.М.Сперанский – видный юрист и человек удивительной трудоспособности, впервые привлеченный к кодификационным работам еще в 1808-1809 гг. Причем, Николай I, с большой неохотой привлек Сперанского, прежние либеральные настроения которого, конечно, были известны императору. Сперанский, отрешившись от прежних либеральных иллюзий, вполне принял установки Николая I и действовал на основании их.

Сперанский решил организовать работу поэтапно. Сначала он хотел собрать воедино все законы, изданные с момента принятия Соборного Уложения, затем привести их в определенную систему и, наконец, на базе всего этого издать новое Уложение. В таком порядке работа и развернулась.

Сначала преступили к созданию Полного собрания законов (ПСЗ). Оно включило в себя все нормативные акты с Соборного Уложения до начала царствования Николая I, собранные в хронологическом порядке. Таких актов набралось свыше 50 тыс., составивших 46 толстых томов. В последствии ПСЗ дополнялось текущим законодательством. Так появилось второе Полное собрание законов Российской империи, охватившее законодательство до 1881 г., и третье, включившее законы с марта этого года.

ПСЗ все-таки было не совсем полным собранием законов. Некоторые акты кодификаторам не удалось найти. Дело в том, что государственные архивы России находились в скверном состоянии. Ни водном, из них не было даже полного реестра существующих законов. В некоторых же случаях отдельные акты умышленно не вносились в ПСЗ. Речь идет о документах внешнеполитического характера, сохранявших еще оперативную секретность. Не вносились также законы, изданные по обстоятельствам чрезвычайной важности, и частные дела, касающиеся какого-либо лица или содержащие правила внутреннего распорядка для государственных органов. По подсчетам А.Н.Филиппова, в первое ПСЗ не вошло несколько тысяч документов. В то же время, в Полное собрание вошли акты, по существу, не имевшие характера законов, поскольку само понятие «закон» в теории не было разработано. В Полном собрании законов можно найти акты неюридического характера, судебные прецеденты.

После издания Полного собрания законов, Сперанский преступил ко второму этапу работы – созданию Свода законов Российской империи. При его составлении исключались недействующие нормы, устранялись противоречия, проводилась редакционная обработка текста. Кроме того, уже при создании ПСЗ Сперанский позволял себе редактировать публикуемые законы.

При создании Свода законов М.М.Сперанский исходил из того, что «Свод есть верное изображение того, что есть в законах, но он не есть ни дополнение их, ни толкование». Однако, по мнению исследователей Сперанский неоднократно и сам формулировал новые нормы, не опирающиеся на действующий закон, особенно в сфере гражданского права.

В Своде законов весь материал был расположен по особой системе, разработанной Сперанским. Если ПСЗ строится по хронологическому принципу, то Свод – уже по отраслевому, хотя и не совсем последовательно проведенному.

В основу структуры Свода было положено деление права на публичное и частичное, идущее от западноевропейских буржуазных концепций, восходящих к римскому праву. Сперанский только называл эти две группы законов государственными и гражданскими. Работая над Сводом, Сперанский изучил лучшие образцы западной кодификации – римской, французский, прусский, австрийский кодексы, но не скопировал их, а создал собственную оригинальную систему.

Свод был издан в XV томах, объединенных в 8 книгах. Книга 1-я включила по преимуществу законы об органах власти и управления и государственной службе, 2-я – уставы о повинностях, 3-я – уставы казенного управления (уставы о податях, пошлинах, питей-ном сборе и др.), 4-я – законы о сословиях, 5-я – гражданское законодательство, 6-я – уставы государственного благоустройства (уставы кредитных установлений, уставы торговые и о промышленности и др.), 7-я – уставы благочиния (уставы о народном продовольствии, общественном призрении и врачебный и др.), 8-я – законы уголовные. С самого начала законодатель установил, что эта структура Свода должна оставаться неизменной, хотя бы менялось содержания конкретных законов. Этот принцип соблюдался на всем протяжении истории Свода, т.е. до Октябрьской революции, только в 1885 г. к Своду был добавлен XVI том, содержащий процессуальное законодательство.

После издания Свода Сперанский мыслил приступить к третьему этапу систематизации – к созданию Уложения, которое должно было не только содержать старые нормы, но и развивать право. Если ПСЗ и Свод были лишь инкорпорацией, то создание Уложения предполагало кодификационный метод работы, т.е. не только соединение старых норм, но и дополнение их новыми. Однако именно этого-то и не хотел император.

Планируя создание Уложения, Сперанский отнюдь не собирался колебать устои феодализма. Он просто хотел привести законодательство в соответствие с требованиями жизни. Новеллы в праве должны были, по его замыслу, не подорвать, а укрепить феодальный строй и самодержавие, усовершенствовать его. Но, трезво оценивая ситуацию, он понимал, что нужно пойти на определенные уступки, чтобы не потерять всего.

Однако эти идеи Сперанского не нашли поддержки. Работа по систематизации остановилась на втором этапе. Можно лишь отметить как элемент третьего этапа издание в 1845 г. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных – первого настоящего российского уголовного кодекса.

Разработка Уложения о наказаниях началась сразу после создания Свода законов и велась первоначально в Министерстве юстиции, а затем во II отделении Императорской канцелярии. При разработке проекта был использован том XV Свода законов. Но авторы Уложения не ограничились российским опытом. Они изучили многочисленные западноевропейские уголовные кодексы, даже проекты некоторых кодексов.

Проект Уложения и объяснительная записка к нему были готовы к 1844 г. Их размножили для предварительного обсуждения. После рассмотрения проекта в Государственном совете Уложение было утверждено императором в августе 1845 г. и введено в действие с 1 мая 1846 г.

Уложение о наказаниях было громадным законом. Оно содержало более 2 тыс. статей, разбитых на 12 разделов, имеющих сложную структуру. Такая громоздкость закона объяснялась тем, что его авторам не удалось преодолеть казуальность, свойственную прежним феодальным уголовным сборникам. Законодатель стремился предусмотреть все возможные виды преступлений, не полагаясь на обобщающие формулировки. Отчасти это объяснялось низким профессиональным уровнем российских судей, которые не могли бы разобраться в юридических абстракциях и, которым нужно было показать состав преступления как можно проще и нагляднее.

Впервые в российском законодательстве Уложение содержало Общую часть, функции которой выполнял первый раздел закона. Уложение делило правонарушения на преступления и проступки, граница между которыми была проведена не слишком четко. В первом разделе говорилось о вине как основании ответственности, о стадиях развития преступной деятельности, о соучастии, обстоятельствах, смягчающих и устраняющих ответственность. Военнослужащие не подпадали под действие Уложения о наказаниях. Для них существовал изданный в 1839 г. Военно-уголовный устав, заменивший собой Артикул воинский.

В системе преступлений на первом месте стояли преступления и проступки против религии, государства, порядка управления, должностные преступления.

Уложения предусматривало обширную и сложную систему наказаний. Они подразделялись по разрядам, родам и степеням. Все наказания за преступления и проступки делились на уголовные и исправительные. К уголовным относилось лишение всех прав состояния, соединенное со смертной казнью, каторгой или ссылкой. Исправительными наказаниями считались потеря всех особенных личных и сословных прав и преимуществ, соединенная со ссылкой в Сибирь или другие места, заключение в крепости, в смирительном доме, тюрьме, кратковременный арест и некоторые другие. Сохранялся сословный принцип применения наказаний: все преступники делились на тех, к кому могли применяться телесные наказания, и на тех, к кому они не применялись, предусматривалась такая мера наказания, как лишения сословных прав и привилегий.

Заключение

Таким образом, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных было большим шагом вперед в развитии уголовного законодательства Российской империи. Однако на нем по-прежнему висел большой груз феодальных принципов и предрассудков.

Параллельно с систематизацией общеимперского законодательства были проведены работы по инкорпорации остзейских законов, отражающих привилегированное положение местных дворян, мещан и духовенства. Еще при Александре I задание по систематизации законодательства было дано Общеимперской кодификационной комиссии работавшей над ним в течение семи лет. В 1828 г. при II отделении Собственной канцелярии его императорского величества была учреждена комиссия по систематизации законодательства. По решению Государственного совета были собраны и доставлены в Сенат древние документы со всего края, составивших 23 объемистых пакета. Эти документы на немецком, латинском, польском, шведском, русском языках были из Сената направлены в указанную комиссию. Результатом работы этой комиссии, явилось издание в 1845 г. первых двух частей Свода местных узаконений: первая – Учреждения, вторая – Законы о состояниях. Значительно позже была издана третья часть – Законы гражданские.

Так в первой половине XIX в. была оформлена система российского права дожившая в своей основе до последних дней Российской Империи.

Список используемой литературы

Российский юридический словарь А.Я. Сухарев 1999 г. г. Москва

История отечественного государства и права часть 1 2000 г.

История государства и права России XIX-XX вв. Москва 1995 г.

Еще по теме:

  • Заявление в суд о признании гражданина умершим Заявление об объявлении гражданина умершим. Примерный образец. Подается в районный (городской) суд Заявление об объявлении гражданина умершим подается в суд по месту жительства или нахождения заинтересованного лица. Порядок объявлении гражданина умершим и требования, предъявляемые к […]
  • Аванс сколько по закону Аванс - это сколько процентов от зарплаты? Актуально на: 23 января 2018 г. Первая часть заработной платы за месяц традиционно называется авансом. Но аванс – это какая часть зарплаты? Расскажем в нашей консультации, сколько процентов от зарплаты составляет аванс. Аванс и […]
  • Ооо на усн должны платить налог на имущество Как платить налог на имущество при УСН в 2017-2018 годах? Налог на имущество - УСН 2017-2018 годов позволяет уплачивать его не в полном объеме. Спецрежимники платят налог только по определенному имуществу. Расчет и уплату налога на имущество при УСН 2017-2018 годов рассмотрим в настоящей […]
  • Как выгоднее уволиться до отпуска или после Когда лучше увольняться - до праздников или после? Ситуация - после НГ праздников надо выходить на новое место. Вопрос - уволиться с 30 декабря (и быть во время праздников безработным) или с 10 января (и формально быть сотрудником во время праздников)? Вопрос интересует исключительно с […]
  • Ст 30 ук рф комментарий Статья 30. Приготовление к преступлению и покушение на преступление 1. Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное […]
  • Усыновление детей ставропольский край УСЫНОВЛЕНИЕ В РОССИИ Интернет-проект Министерства образования и науки РФ Департамент государственной политики в сфере защиты прав детей Страница не существует или в разработке Новости Минобрнауки 14.03.2018 г. Число детей-сирот в России сократилось на 15% в 2017 г. - до 50,2 тыс. Число […]
  • Коап города москвы шум Подробнее о административном штрафе за нарушение тишины в ночное время Что говорит закон Каждый гражданин России имеет право на отдых после трудового дня, который не должен быть нарушен, в том числе криком или звуками от ремонта. Дорогие читатели! Статья рассказывает о типовых способах […]
  • Конституция украины статья 50 Конституція України (Відомості Верховної Ради України (ВВР), 1996, № 30, ст. 141) Верховна Рада України від імені Українського народу - громадян України всіх національностей, виражаючи суверенну волю народу, спираючись на багатовікову історію українського державотворення і на […]