Меню

Ст. 171 УК РФ «Незаконное предпринимательство»: комментарии и особенности

Законодательство предусматривает разные виды ответственности за незаконное предпринимательство. Ст. 171 УК РФ определяется наказание за деятельность без регистрации или разрешения (если таковое требуется). Основным признаком преступления является наличие ущерба организациям, физлицам, государству или получение прибыли. Как указывает ст. 171 УК РФ, доход или вред должны быть крупными. Рассмотрим подробнее норму.

Ст. 171 УК РФ: состав преступления

Ведение хозяйственной деятельности без постановки на учет или без лицензии, когда она является обязательной, если она причинила ущерб государству, организациям, гражданам или была сопряжена с извлечением прибыли в крупном размере, влечет:

  1. Денежное взыскание до 300 т. р. или равное зарплате/сумме иных поступлений за 2 г.
  2. До 6-ти мес. ареста.
  3. До 480-ти часов обязательных работ.

Отягчающие обстоятельства

Если указанные выше деяния совершены организованной группой либо сопряжены с получением прибыли в особенно крупных размерах, виновным грозит:

  1. Штраф 100-500 тыс. руб. или составляющий сумму иных поступлений за 1-3 г.
  2. Принудительные работы.
  3. Заключение в тюрьму.

Последние два наказания вменяются на срок до 5 лет. При этом к тюремному заключению судья может добавить штраф до 80 тыс. руб. или составляющий сумму иных поступлений за полгода.

Комментарии

Ст. 171 УК РФ в новой редакции устанавливает наказания за деятельность, которая может быть в принципе зарегистрирована. Пояснения по этому вопросу дал ВС. В одном из Постановлений суд указал, что, чтобы вменить гражданину незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ), состав его деяний должен содержать признаки, указанные в ГК. В ст. 2 Кодекса раскрывается определение деятельности хозяйствующего субъекта. В частности, указано, что предпринимательство направлено на систематическое получение доходов от пользования имуществом, реализации изделий, предоставления услуг или производства работ. Такая деятельность осуществляется самостоятельно на собственный риск лица, зарегистрированного в качестве ИП в установленном порядке.

Нюансы практики

В ряде случаев лицо, не прошедшее регистрацию и не получившее статус ИП, приобретает жилое или нежилое помещение для собственных нужд, получает его по договорам, в том числе дарения, а также в наследство, однако вследствие отсутствия необходимости использовать площадь сдает ее в аренду. Соответственно, гражданин получает от данной сделки определенную прибыль. Однако в данном случае состав ст. 171 УК РФ отсутствует . Если указанный субъект уклонялся от совершения обязательных отчислений в бюджет с полученной прибыли, его действия при наличии соответствующих оснований квалифицируются по 198 норме Кодекса. Если гражданин вел запрещенную деятельность, ответственность наступает непосредственно за них. К примеру, это может быть продажа оружия, торговля людьми, производство наркотиков, психотропных соединений, их аналогов, организация азартных игр ( ст. 171.2 УК РФ ) и так далее. В тех ситуациях, когда гражданин, преследуя цель получить прибыль, ведет противоправную хозяйственную деятельность, наказание за которую устанавливают другие нормы Кодекса, дополнительная квалификация рассматриваемой нормы не осуществляется.

Объективная часть

Присутствующая в УК РФ статья 171 закрепляет ответственность за инициативную, самостоятельную деятельность, осуществляемую лицом на свой риск, направленную на систематическое извлечение прибыли при пользовании имуществом, предоставлении услуг, производстве работ, реализации продукции на противоправных основаниях.

Формы нарушений

Незаконная деятельность в сфере предпринимательства может быть выражена в:

  1. Отсутствии регистрации или специального разрешения.
  2. Предоставлении в контролирующий орган заведомо ложной информации.
  3. Нарушение лицензионных условий и требований.

Отсутствие регистрации

Деяние, указанное частью первой ст. 171 УК РФ, имеет место, когда субъект:

  1. Ведет деятельность без создания юрлица или образует коммерческое предприятие без прохождения установленной нормами процедуры постановки на учет.
  2. Подал документы в регистрирующий орган, но начал работу, не дождавшись выдачи свидетельства.
  3. Получил отказ в госрегистрации. При этом не имеет значения, законным или незаконным было решение уполномоченного органа. Если субъект ведет деятельность, в регистрации которой ему было отказано, он может быть привлечен по ст. 171 УК РФ к ответственности.

Указания ВС

Для установления нарушения, наказание за которое предусматривает ст. 171 УК РФ , необходимо выявление факта отсутствия в ЕГРЮЛ или ЕГРИП записи об образовании юрлица или получении гражданином статуса ИП или присутствия отметки о ликвидации организации или прекращения работы физлица. Под ведением деятельности с нарушением правил госрегистрации следует понимать работу субъекта, которому было заведомо известно о несоблюдении процедуры постановки на учет, что, в свою очередь, дает основания для признания ее недействительной. К примеру, документация была представлена не полностью, не были соблюдены запреты и пр.

Отсутствие разрешения

Нормативными актами установлен перечень работ, производство которых без разрешения не допускается. Право вести деятельность, подлежащую лицензированию, возникает с момента получения необходимого документа, а прекращается при его приостановлении, аннулировании или истечении периода действия. Предпринимательство при отсутствии разрешения имеет место в случаях, когда лицо начало работу:

  1. Не обратившись в компетентный орган, уполномоченный выдавать документ.
  2. После подачи заявления и документов, но до получения ответа.
  3. После приостановления, аннулирования, истечения срока действия разрешения.
  4. По нескольким направлениям, близким по содержанию, но имеет лицензию только на одно из них.
  5. По разрешению, выданному другому субъекту.

Важный момент

Как пояснил Пленум ВС, если ФЗ допускает ведение деятельности исключительно по лицензии, но не устанавливает условия и порядок, а субъект, в свою очередь, начал работу, не получив разрешения, его действия, сопряженные с извлечением крупной прибыли или нанесением вреда государству, другим организациям или гражданам, квалифицируются по рассматриваемой ст. 171 УК РФ . Как отмечают юристы, такой подход нельзя назвать бесспорным и безупречным. Объясняют свою позицию эксперты тем, что, кроме вины субъекта, ведущего деятельность в нарушение норм, имеет место и вина уполномоченных органов, обязанных регламентировать условия получения разрешения, но не сделавших это. Стоит сказать еще об одном указании, данном ВС. Суд отметил, что, если ФЗ исключает из перечня видов деятельности, подлежащих лицензированию, соответствующий тип работ, в действиях субъекта отсутствуют признаки преступления, установленные ст. 171.

Дополнительно

На практике могут иметь место случаи, когда региональные власти принимают нормативный акт по вопросам, связанным с лицензированием некоторых видов работ, выходя за рамки своей компетенции, в нарушение ФЗ или когда правовое регулирование отнесено к совместному ведению РФ и субъекта. В таких ситуациях лицо, осуществлявшее деятельность без разрешения или получившее его по установленным правилам, но допускающее отступления от требований и условий, к ответственности привлекаться не может.

Оценка последствий

Деяние считается оконченным при непосредственном нанесении ущерба государству, организациям, гражданам или при получении крупной прибыли. Соответствующие оценочные понятия раскрываются примечанием к 169 статье УК. Крупный ущерб/размер составляет, согласно положениям, сумму, большую 250 тыс. р. Пояснения по этому вопросу приводятся в пленарном Постановлении ВС. Суд указывает, что в качестве дохода в рамках применения ст. 171 УК, выступает выручка от реализации услуг, изделий или работ без вычета затрат, произведенных субъектом в связи с осуществлением деятельности.

Субъективная часть

Она характеризуется виной в умышленной форме. Лицом, привлекаемым к ответственности, может являться гражданин, достигший 16 л. Кроме этого, субъектом преступления может выступать физлицо, которое ввиду служебного положения временно, специально или постоянно исполнял обязанности, связанные с руководством организацией, фактически осуществлял функции управления. Это может быть директор предприятия, другой служащий, имеющий право действовать без доверенности от имени фирмы. Если субъект состоит в трудовых отношениях с ИП или юрлицом, ведущими деятельность с нарушением порядка госрегистрации или без лицензии, если она обязательна, с несоблюдением условий и требований, установленных полученным разрешением, исполнение сотрудником его обязанностей, вытекающих из контракта, не подпадает под положения рассматриваемой нормы. Исключением из этого правила являются лица, реализующие руководящие функции (по специальному полномочию, временно или постоянно).

Квалифицирующие признаки

В качестве них выступают получение особо крупной прибыли и деяние, совершенное организованной группой. Первое понятие раскрывается в ст. 169. Особо крупной считается прибыль, превышающая сумму в 1 млн руб. Следует сказать, что рассматриваемая норма претерпела изменения. Ст. 171 УК РФ не содержит третьего квалифицирующего признака, имевшегося ранее.

Специфика квалификации по совокупности

Ряд проблем, возникающих при выявлении в деянии признаков иных преступлений, разъяснил Пленум ВС. Как указывает суд, если при осуществлении деятельности лицо неправомерно использует товарный знак, принадлежащий другому субъекту, название места происхождения продукции, знак обслуживания, аналогичные средства идентификации однородных изделий и при наличии прочих обстоятельств, применению подлежат нормы 180 и 171 в совокупности. Аналогичное правило действует и в других случаях. К примеру, если в ходе работы предприятия в нарушение правил регистрации или лицензирования имеют место выпуск, приобретение, транспортировка, хранение для последующего сбыта либо реализация немаркированной продукции, подакцизных товаров, подлежащих маркировке знаками, защищенными от подделки, совершенные в крупных или особенно крупных размерах, действия лица дополнительно квалифицируются по ст. 171.1 УК РФ . Если деятельность была связана с изготовлением, перевозкой, продажей продукции, предоставлением услуг, производством работ, не соответствующим требованиям безопасности, ответственность наступает по комментируемой норме и ст. 238 Кодекса. Если работа предприятия сопровождается несанкционированным выпуском, использованием, сбытом, подделкой пробирного клейма государственного образца, деяние квалифицируется дополнительно по ст. 181.

Сфера налоговых отношений

На практике достаточно часто возникали сложности при квалификации нарушений НК. Разъяснения по этому поводу были даны ВС. Суд указал, что действия субъекта, признанного в ведении незаконного предпринимательства виновным, не уплачивающего сборы и налоги с полученной прибыли от такой деятельности, полностью охвачены признаками, установленными в ст. 171 Кодекса. При этом деньги, имущество, иные материальные ценности, которые были приобретены в рамках данного деяния, будут выступать как вещественные доказательства по делу согласно положениям ст. 81 УПК (ч. 1, пункты 2 и 2.1). Как указывает ч. 3 п. 4 данной статьи, эти предметы подлежат изъятию в пользу государства с приведением в судебном приговоре обоснования такого решения. Преступления, указанные в части первой комментируемой нормы, считаются деяниями небольшой тяжести, в ч. 2 – среднетяжелыми.

Заключение

Предпринимательство в РФ – достаточно масштабная сфера деятельности. Работа большого количества разнообразных фирм контролируется сегодня достаточно жестко. К сожалению, в настоящее время еще велико число недобросовестных хозяйствующих субъектов. Ответственность, установленная законодательством, направлена не только на пресечение деяний в экономической сфере. Наказания носят воспитательный и предупреждающий характер. Соблюдение требований, закрепленных законодательством, при осуществлении экономической деятельности обеспечивает не только безопасность потребителей, но и сохраняет деловую репутацию компаний.

К вопросу о соучастии при квалификации преступных деяний по статье 171.2 УК РФ

Главные вкладки

Номер журнала:

аспирант кафедры уголовно-правовых дисциплин Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации

В настоящей статье автором освещаются вопросы квалификации преступных деяний, заключающихся в организации и проведении азартных игр вне игорной зоны. Особое внимание уделяется такому квалифицирующему признаку незаконных организаций и проведения азартных игр, как их совершение организованной группой. Автор подчеркивает, что необходимость совершенствования норм о соучастии ставит перед законодателем вопрос о легитимном закреплении положений о соисполнительстве применительно к нелегальному игорному бизнесу. В заключение автор делает научно обоснованные выводы.

игорный бизнес, квалификация, признак, закон, ответственность, преступная группа, Россия, РФ.

«…соучастие есть умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления…» А. А. Пионтковский [3. С. 99].

Уголовным законом устанавливается требование, согласно которому ответственность соучастников определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления, их значимостью при совершении противоправного деяния, поскольку УК РФ следует принципу индивидуальной ответственности каждого соучастника.

Главным принципом в определении мер уголовной ответственности соучастников преступления является то, что соучастники несут ответственность за единое и неделимое преступление, совершенное совместно, и в пределах взаимного соглашения с учетом степени и характера участия каждого из них. Общественная опасность соучастия в преступном деянии как особой формы преступной деятельности неоспорима, причем преступные действия одного лица наносят меньший вред, чем его же действия в соучастии с кем-либо. Не является исключением и такая область противоправной деятельности как организация и проведение азартных игр.

Рестриктивный характер Федерального закона от 29 декабря 2006 г. № 244-ФЗ «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» в сфере игорного бизнеса обусловил появление и широкое распространение незаконных форм ведения игорного бизнеса. Незаконная деятельность таких предпринимателей, в свою очередь, ставит перед правоведами вопросы дифференциации уголовной ответственности за организацию и/или проведение азартных игр вне игорных зон.

Все незаконные игорные заведения строятся по сходным принципам и имеют относительно однотипные системы управления – имеющиеся различия обусловлены лишь масштабностью незаконного предпринимательства (рисунок 1).

Рисунок 1 – Организационная структура незаконного игорного заведения

Организатором нелегального игорного бизнеса является лицо, организовавшее проведение азартных игр вне специально отведенных для данной деятельности территорий или руководившее созданием нелегального игорного бизнеса, а равно лицо, создавшее организованную группу, направленную на осуществление преступления, подпадающего под действие статьи 171.2 УК РФ, или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими (часть 3 статьи 33 УК РФ) [3. С. 101]. Уголовное законодательство проводит грань между двумя типами организаторов преступления – организатором конкретного преступления и организатором преступной группы.

Специфические свойства, присущие организации и проведению азартных игр вне специально отведенных для данной деятельности территорий, обуславливают более широкую классификацию видов организаторов (рисунок 2):

  • реальный организатор (преступления и/или преступной группы);
  • фиктивный организатор (преступления и/или преступной группы);
  • номинальный организатор (преступления).

Рисунок 2 – Структура организаторской группы нелегального игорного заведения

Реальный организатор нелегального игорного бизнеса – это лицо, организовавшее совершение преступления по статье 171.2 УК РФ, руководившее его исполнением (часть 3 статьи 33 УК РФ), чаще всего являющееся владельцем материально-технических ресурсов, обеспечивающих осуществление такой деятельности.

Организация совершения преступления реальным организатором состоит в совокупности неких действий (подбор соучастников – фиктивных и номинальных организаторов, разработка плана, распределение ролей, материальное обеспечение и т.д.). Руководство совершением преступления выражается в соединении усилий фиктивных организаторов либо в направлении действий фиктивного организатора (в случае, если он один) непосредственно в процессе преступного посягательства (дача необходимых распоряжений фиктивным организаторам, перераспределение ролей и т.д.).

При этом установить личность преступника, который является «реальным» организатором (владельцем) игорного бизнеса практически невозможно, поскольку он не связан с игровым заведением ни документально, ни посредством никаких иных доказательств.

«Реальным» организатором игорного бизнеса также является лицо, которое самостоятельно создало игральное заведение и осуществляет руководство им.

Для фиктивного организатора — организация и/или проведение незаконных азартных игр состоит из комплекса деяний, направленных на реализацию преступного замысла реального организатора – кадровый подбор, непосредственное руководство проведением нелегального гемблинга, управление денежными потоками в пределах вверенного его руководству заведения, организация технологического и сервисного сопровождения игры и т.п.

На этом этапе исследования мы сталкиваемся с дилеммой: так кем же является фиктивный организатор с позиции института соучастия – организатором или исполнителем? Мы склоняемся к последнему, поскольку дефиниция «организация» входит в объективную сторону преступного деяния, определенного статьей 171.2 УК РФ.

В рамках института соучастия исполнителем (классическим) следует считать лицо, выполнившее объективную сторону преступления, т.е. его непосредственно совершившее.

В.Г. Усов считает исполнителя ключевой фигурой выявленного факта соучастия, поскольку «…общее количество исполнителей составляет примерно 79,3 % от всех соучастников» [5. С. 4].

Разделяя данное утверждения, мы бы хотели более сфокусировать внимание на значимости деяний исполнителя как самой опасной фигуры соучастия в преступлении, как лица, непосредственно претворяющего в жизнь «коллегиальные» преступные планы, нередко использующего свои навыки, умения и личные качества для успешного достижения совместной преступной цели.

В статье 171.2 УК РФ определена объективная сторона незаконного игорного бизнеса как незаконная организация и проведение азартных игр, причем «организация» и «проведение» могут рассматриваются как независимые виды деятельности.

Таким образом, исполнителем соучастия в нелегальном игорном бизнесе следует считать лицо, которое занимается организацией и проведением нелегальных азартных игр, либо лишь проведением нелегальных азартных игр, либо лишь организацией нелегальных азартных игр.

Довольно часто фиктивные организаторы игорного бизнеса не знают его реального собственника, а общаются лишь с нанимаемыми им лицами (охранниками, личными помощниками и т.п.) и получают все указания от них.

Нередко организатор преступления (как реальный, так и фиктивный) своей деятельностью выполняет кроме своей роли также роли подстрекателя или пособника, однако, отличие его роли от роли других соучастников состоит в том, что он соединяет усилия других лиц (фиктивных организаторов, исполнителей, соисполнителей), совместно совершающих преступления. «Номинальным» организатором незаконного игорного бизнеса является лицо, которое занимается предпринимательской деятельностью, то есть формальный собственник игорного заведения. Такими «номинальными» организаторами, как правило, выступают граждане, которые не занимают высокого положения в обществе, не имеют высшего образования и стабильной работы и соглашаются на роль «номинального» владельца за отдельную плату исключительно с целью улучшения своего материального положения.

Лица, входящие в группу технологического обеспечения, создают условия для осуществления непосредственно процесса игры (рисунок 3).

Рисунок 3 – Лица, осуществляющие технологическую поддержку деятельности незаконного игорного заведения

Лица, входящие в группу функционального обеспечения, предоставляют незаконным игорным заведениям свои услуги в области безопасности (охранники) и в области материально-технической поддержки (снабженцы, водители). Группа финансового обеспечения (бухгалтеры, кассиры) призвана создать для данной преступной структуры условия благоприятного существования в финансовой сфере.

Незаконное игорное заведение чаще всего представляет собой хорошо законспирированную разветвленную сеть, что предопределяет наличие широкого кадрового состава (рисунок 1) и обуславливает участие в преступной группе соисполнителей. В соответствии с частью 2 статьи 33 УК РФ соисполнитель – это лицо, непосредственно участвовавшее в совершении преступления с другими лицами (соисполнителями). Законодательный термин «непосредственно» в определении соисполнителя позволяет выделить две его разновидности.

Первую из них можно назвать классическим соисполнительством, а его субъектов – классическими соисполнителями. Его суть заключается в том, что два или более лица полностью или частично выполняют объективную сторону преступления. Полное выполнение объективной стороны при таком виде соисполнительства в каких-либо пояснениях не нуждается: так крупье, операторы, сетевые администраторы – как лица, представляющие игорное заведение при заключении основанного на риске устного соглашения с клиентами-игроками, и инициирующие тем самым проведение азартной игры при своем непосредственном участии – являются классическими соисполнителями.

Так, в середине 2014 года у Т. возник преступный умысел, направленный на незаконные организацию и проведение на территории Воронежской области азартных игр с целью извлечения дохода в крупном размере от указанной деятельности [1].

Гражданин Т., осознавая, что на территории Воронежской области не создана игорная зона в соответствии с действующим законодательством, в целях реализации своего преступного умысла, осознавая противоправный характер своих действий, и с целью извлечения дохода от организации и проведения незаконной игорной деятельности в крупном размере арендовал три нежилых помещения. Продолжая свои преступные действия по организации и проведению незаконного гемблинга, Т. пригласил на работу в качестве своего заместителя (помощника) гражданина С., основными обязанностями которого являлись организационно-надзорные функции, и операторов (К., И., С., Г., Ш., Д.), знакомых с такого рода деятельностью по прежним местам их трудоустройства.

Согласно установленным Т. правилам проведения азартных игр, посетители (игроки), имеющие свободный доступ в вышеуказанные помещения, заключали основанное на риске соглашение с нанятыми Т. операторами игорного оборудования с целью участия в азартных играх, передавая им денежные средства.

После чего выбирали один из игровых автоматов, расположенных в вышеуказанных помещениях. Получив от игрока денежные средства, операторы, используя специальный ключ и комбинацию клавиш на игровом автомате, начисляли игроку кредиты – условные денежные средства. В результате выигрыша игрока в азартной игре, оператор выплачивал ему денежные средства, с учетом денег, внесенных игроком ранее, в сумме, эквивалентной количеству выигранных кредитов. По устному указанию Т. операторы вели тетради учета полученного дохода за каждую отработанную смену. Согласно черновым записям, содержащимся в тетради, за период своей деятельности (два полных месяца) Т. получил доход в сумме 1416780 рублей.

Операторы К., И., С., Г., Ш., Д., осознававшие преступность своей деятельности, являются классическими соисполнителями этого преступления при классическом исполнителе С.

Однако по нашему мнению и с учетом специфики преступлений в сфере азартных игр полное выполнение объективной стороны (а проведение азартных игр на территории, которая не является игорной зоной, олицетворяет собой объективную сторону данного преступного деяния) говорит об исполнительском варианте соучастия. Поэтому мы более склонны считать крупье, операторов, сетевых администраторов исполнителями в соучастии, поскольку данные лица непосредственно проводят азартные игры, тем самым выполняя объективную сторону преступления.

Следствием судебной практики, являющимся обязательным для правоприменительных органов в виду своего закрепления руководящими постановлениями Пленума Верховного Суда РФ, выступает так называемое «специальное» соисполнительство, имеющее место при совершении групповых преступлений, предусмотренных статьей 35 УК РФ.

Так, в соответствии с пунктом 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» уголовная ответственность за кражу, грабеж и разбой, совершенные группой лиц по предварительному сговору, наступает и в тех случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками непосредственное изъятие имущества осуществляет один из них [4].

По аналогии с данным постановлением применительно к организации и проведению азартных игр вне игорных зон можно заключить, что если другие соучастники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления (например, лицо не осуществляло непосредственно процесс азартной игры, но участвовало в сервисном обеспечении игры, по заранее состоявшейся договоренности выполняло инкассаторские функции, подстраховывало других соучастников от возможного обнаружения совершаемого преступления в качестве охранника), содеянное ими является соисполнительством и в силу части 2 статьи 34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по статье 33 УК РФ.

Так, гражданин Л., в период времени с 01 декабря 2014 года по 31 декабря 2014 года, действуя из корыстных побуждений, с целью извлечения прибыли, в торговом павильоне, расположенном на территории г. Челябинска, организовал и проводил азартные игры с использованием игрового оборудования вне игорной зоны, создав, таким образом, преступную группу, куда входили кроме него самого его заместитель, продавцы павильона, водитель и охранники [2].

В результате незаконной организации и проведении азартных игр с использованием игрового оборудования вне игорной зоны, в период с 3 января 2015 года по 14 января 2015 года, Л. получил установленный доход от незаконной деятельности в размере не менее 794400 руб.

В целях обеспечения конспиративности противоправных деяний, на улице около игорных клубов постоянно велось дежурство, в ходе которого охранник сообщал работникам павильона обо всех подозрительных лицах, находящихся поблизости.

Следовательно, действия охранника следует квалифицировать как соучастие в виде специального соисполнительства.

Нетрудно заметить, что в соответствии с данным разъяснением для признания лица соисполнителем преступления, квалифицирующегося по статье 171.2, совсем не обязательно выполнение им объективной стороны.

Главным признаком соисполнительства для такой группы применительно к проведению незаконных азартных игр может стать единство места и времени совершения преступления – помещение игорного заведения с прилегающими к нему стратегическими значимыми территориями в момент осуществления игры.

Более широкое толкование соисполнительства судебная практика дает применительно к организованной группе (часть 3 статьи 35 УК РФ). В пункте 15 вышеупомянутого Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. указывается, что при признании преступлений совершенными организованной группой действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на статью 33 УК РФ.

Для признания соисполнительства применительно к данному виду группового преступления признак единства места и времени совершения преступления не является обязательным. Главным здесь является признак устойчивости группы. Следовательно, имеет место метаморфоза функциональной роли любого соучастника – организатора, подстрекателя, пособника – в образ соисполнителя в рамках совершения группового преступления, коим по большей части является нелегальная деятельность игорных заведений. Однако в этом случае фактическая роль соучастника (организатор, подстрекатель, пособник) выходит за пределы юридической оценки его деятельности.

Иными словами, появилась фигура некоего «партикулярного» соисполнителя преступления, который не выполняет объективный состав преступления и не поддерживает в своих действиях единство места и времени совершения преступления. В реалиях рассматриваемого противоправного деяния к таким соисполнителям следует отнести бухгалтеров, осуществляющих финансовый надзор за деятельностью нелегального игорного заведения и контролирующего основные денежные потоки, водителей, обеспечивающих снабжение и клиентскую доставку игроков, программистов, отвечающих за игорный софт, арендодателей, осознающих для каких целей предназначаются принадлежащие им и арендуемые преступниками помещения).

Более важной, как нам кажется, является необходимость осознания того, что существующее законодательное определение исполнителя (соисполнителя) преступления (часть 2 статьи 33 УК РФ) не позволяет решить вопрос о надлежащей квалификации и ответственности субъекта в целом ряде ситуаций, возникающих при рассмотрении дел о незаконной организации и проведении азартных игр вне игорной зоны, что свидетельствует о существенном пробеле в законодательстве.

А отсутствие уголовно-процессуальной практики по данному вопросу лишь подчеркивает обязательность усовершенствования указанной нормы.

Действительно, если считать нелегальное игорное заведение неким механизмом, выполняющим определенную технологическую функцию – получение неконтролируемого дохода от занятия незаконной деятельностью – то для нормального функционирования данной конструкции необходима бесперебойная работа всех ее составляющих – и владельца, и официанта, и кассира, и охранника и т.п. Поэтому необходимость совершенствования норм о соучастии ставит перед законодателем вопрос о легитимном закреплении положений о соисполнительстве применительно к нелегальному игорному бизнесу. Полагаем, что приведенные в статье факты будут способствовать усовершенствованию уголовно-правовых норм о соучастии в незаконной организации и проведении азартных игр.

Обобщая вышеизложенное, хотелось бы сделать ряд выводов:

  • при организации и/или проведении незаконных азартных игр действия участников незаконной азартной игры (кроме игроков) характеризуются сложением сил и объединением усилий, что говорит о совершении данного преступления в соучастии;
  • организация и/или проведение незаконных азартных игр в соучастии характеризуется сложным комплексным составом организаторского сегмента, обычно включающим организатора номинального, организатора фиктивного и организатора реального, причем последний ввиду повышенной общественной опасности его деяний более всего нуждается в установлении его личности и привлечении к ответственности;
  • остальные участники незаконного игорного бизнеса, создавая своими действиями условия для организации и проведения незаконных азартных игр, совершают тем самым пособнические действия, которые следует квалифицировать как соисполнительство в соучастии.

Комментарии к СТ 170.1 УК РФ

Статья 170.1 УК РФ. Фальсификация единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета

Комментарий к статье 170.1 УК РФ:

Данная статья введена в УК РФ Федеральным законом от 01.07.2010 N 147-ФЗ в целях борьбы с преступлениями, посягающими на отношения, складывающиеся в сфере правомерного ведения Единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета. В статье фактически ответственность предусматривается за два самостоятельных состава преступления: представление в соответствующие органы документов, содержащих заведомо ложные данные, в целях приобретения права на чужое имущество (ч. 1), и внесение в реестр владельцев ценных бумаг и систему депозитарного учета заведомо недостоверных сведений путем неправомерного доступа в данные информационные системы (ч. ч. 2 и 3).
Диспозиции норм в комментируемой статье носят бланкетный характер, то есть для квалификации подобного рода действий необходимо использовать: Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (в ред. от 28.07.2012 N 88-ФЗ, с изм., внесенными Федеральным законом от 27.10.2008 N 175-ФЗ); Федеральный закон от 22.04.1996 N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (в ред. от 28.07.2012 N 65-ФЗ, с изм., внесенными Федеральным законом от 18.07.2009 N 181-ФЗ); Положение о Федеральной службе по финансовым рынкам, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 29.08.2011 N 717 (ред. от 05.05.2012).

В специальной литературе преступления подобного рода именуют рейдерскими захватами. Рейдерство — это незаконный насильственный или ненасильственный (довольно часто — их совокупный) криминальный захват объектов чужой собственности, предприятий и их имущества с целью завладения, который нередко сопровождается совершением обманных действий и причинением собственникам (владельцам) имущества физического и материального вреда (ущерба).

В преступлении, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 данной статьи УК, предметом преступления являются документы, представляемые в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, или в организацию, осуществляющую учет прав на ценные бумаги. По ч. 2 предметом следует признать недостоверные сведения о владельцах ценных бумаг и о системе депозитарного учета различных финансовых инструментов.

Состав данных преступлений по конструкции объективной стороны является формальным, то есть считается оконченным с момента осуществления указанных в законе действий: предоставление соответствующих документов в указанные органы (ч. 1) и внесение сведений в реестр или систему депозитарного учета (ч. 2).

Приготовление к основным составам этих преступлений ненаказуемо. Ответственность может наступить только за приготовление к квалифицированному виду преступления, выраженному во внесении в соответствующие документы недостоверных сведений с использованием насилия или угрозы его применения (ч. 3 данной статьи).

Субъективная сторона в преступлении, ответственность за которое предусмотрена ч. 1 комментируемой статьи, характеризуется такими обязательными признаками, как вина в форме прямого умысла и специальная цель, которая в конечном итоге предполагает незаконное приобретение права на чужое имущество. По ч. ч. 2 и 3 данной статьи презюмируется, что виновный действует с прямым умыслом, но цель не выделена законодателем в качестве обязательного признака. На наш взгляд, действия виновного также направлены на незаконное приобретение права на чужое имущество, о чем необходимо было указать в диспозиции.

Субъектом преступлений по ч. ч. 1 и 2 следует признать физическое лицо, достигшее возраста 16 лет. Если в совершении преступления принимает участие должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, их действия следует квалифицировать по совокупности преступлений.
В целях дифференциации ответственности и индивидуализации наказания необходимо предусмотреть квалифицированные и особо квалифицированные виды подобных преступлений, совершенных в соучастии.

По ч. 3 ответственность усилена за действие, совершенное с применением насилия либо угрозы его применения. Законодатель не уточняет характер насилия. Как представляется авторам, речь идет о насилии, не опасном для жизни или здоровья, поэтому дополнительной квалификации по статьям о преступлениях против личности не требуется. При насилии, опасном для жизни или здоровья, или при умышленном причинении смерти в процессе совершения преступления ответственность наступает по совокупности (ст. ст. 170.1 и 111 либо 105 УК).

Комментарии к СТ 172 УК РФ

Статья 172 УК РФ. Незаконная банковская деятельность

Комментарий к статье 172 УК РФ:

1. Состав данного преступления является специальным составом незаконного предпринимательства, влекущим более суровую ответственность, и отличается от общего состава специфической сферой осуществления незаконного предпринимательства.

2. Непосредственный объект — общественные отношения, возникающие в результате законной банковской деятельности.

3. Объективная сторона данного преступления может находить свое выражение в следующих формах: осуществление банковской деятельности (банковских операций) без регистрации; осуществление банковской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно.
Осуществление банковской деятельности (банковских операций) без регистрации. В соответствии с Федеральным законом «О банках и банковской деятельности» и Федеральным законом «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» любой банк как юридическое лицо подлежит государственной регистрации в органах юстиции в порядке, определяемом законом о регистрации юридических лиц (ч. 1 ст. 51 ГК РФ). Своеобразной спецификой обладает и госрегистрация таких коммерческих организаций, как банки и иные кредитные организации. Их регистрация осуществляется согласно ст. 12 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. «О банках и банковской деятельности» (в ред. от 15 февраля 2010 г.) (СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492) и Федерального закона от 10 июля 2002 г. N 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» (в ред. от 25 ноября 2009 г.) Центральным банком РФ. Государственная регистрация кредитной организации и выдача лицензий на осуществление банковских операций или отказ в этом производится Банком России в срок, не превышающий шести месяцев с даты представления необходимых документов. При этом важно знать, что, учитывая особую специфику банковской деятельности, законодатель своей волей заложил в правовые нормы не только особый порядок государственной регистрации, но и такой же специфический порядок предоставления документов для получения лицензии на осуществление банковских операций. Так, для регистрации банка (кредитной организации) и получения соответствующих лицензий необходим целый пакет документов, состоящий более чем из 9 наименований. Таким образом, осуществление банковской деятельности (банковских операций) будет рассматриваться как одна из форм объективной стороны данного преступления только в том случае, если банк занимается такой деятельностью без приобретения статуса юридического лица.
Осуществление банковской деятельности без специального разрешения (лицензии). Банк может осуществлять любые виды банковской деятельности, предусмотренные его уставом, если они не запрещены законодательством Российской Федерации. Отдельные виды деятельности (в том числе и банковская) могут осуществляться только на основании специальных разрешений (лицензий). Обращает на себя внимание не совсем удачная формулировка законодателем такого признака объективной стороны, как деяние. В диспозиции ст. 172 УК РФ употребляются два термина: «банковская деятельность» и «банковские операции». Причем второй из них заключен в скобки и располагается в тексте закона вслед за первым. Грамматическое толкование такого законодательного оборота должно свидетельствовать о том, что эти термины тождественны. И действительно, анализ федерального законодательства в банковской сфере позволяет утверждать, что смысловое значение этих терминов на самом деле имеет много общего. Что же касается их объемных характеристик, то термин «банковские операции» более широкий по сравнению с термином «банковская деятельность».

В обыденном употреблении под термином «банковская деятельность», как правило, понимают особый вид предпринимательской деятельности, осуществляемый уполномоченными банками в кредитно-финансовой сфере. В частности, эта законодательная конструкция относит к банковской деятельности лишь совершение следующих операций: 1) привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц; 2) размещение привлеченных во вклады денежных средств физических и юридических лиц от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности; 3) открытие и ведение банковских счетов средств физических и юридических лиц. Выполнение всех банковских операций каким-либо одним лицом позволяет утверждать, что это лицо осуществляет банковскую деятельность.
Что касается термина «банковские операции», то ст. 5 этого же Закона, помимо трех названных, относит к ним следующие: 1) осуществление расчетов по поручению физических и юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам; 2) инкассация денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов и кассовое обслуживание физических и юридических лиц; 3) купля-продажа иностранной валюты в наличной и безналичной формах; 4) привлечение во вклады и размещение драгоценных металлов; 5) выдача банковских гарантий. Однако даже совершение всех их в совокупности отнюдь не означает, что данное лицо осуществляет банковскую деятельность. При этом следует непременно отметить, что все эти функции могут быть присущи не только банку, но и другим кредитным организациям.
Дифференциация терминов «банковская деятельность» и «банковские операции» в отдельных случаях может приобретать существенное значение для квалификации. Так, например, если какое-то учреждение, предприятие или организация осуществляют банковскую деятельность или совершают конкретные банковские операции без соответствующего разрешения (лицензии), то проблем с квалификацией содеянного практически не возникает. Но в судебно-следственной практике могут, например, иметь место следующие ситуации:
1) юридическое лицо, имея лицензию ЦБ РФ на проведение лишь конкретных банковских операций, не относящихся к тем трем, выполнение которых в совокупности позволяет трактовать его деятельность как банковскую, в действительности совершает их;
2) на основании Положения об отзыве лицензии на осуществление банковских операций у банков и иных кредитных организаций в Российской Федерации Центральный банк РФ отзывает у какого-либо юридического лица, обладающего правом совершать все виды банковских операций, лицензию на проведение какой-то из них (кроме тех, что в совокупности трактуются как банковская деятельность), но это лицо, несмотря на запрет, продолжает осуществлять ее. В первом случае содеянное следует квалифицировать как незаконную банковскую деятельность, а во втором — как незаконную банковскую операцию.
Недостаточно обоснованной представляется позиция законодателя, который, устанавливая уголовно-правовой запрет на осуществление банковской деятельности и проведение банковских операций без специального разрешения (лицензии), оставляет за пределами данного состава преступления такие сделки, как: 1) выдача поручительств за третьих лиц; 2) приобретение права требования от третьих лиц исполнения обязательств в денежной форме; 3) доверительное управление денежными средствами и иным имуществом по договору с физическими и юридическими лицами; 4) осуществление операций с драгоценными металлами и драгоценными камнями; 5) предоставление в аренду физическим и юридическим лицам специальных помещений или находящихся в них сейфов; 6) лизинговые операции; 7) указание консультационных и информационных услуг. Все эти сделки отнесены к компетенции кредитно-финансовых организаций, и на их проведение также требуется получение лицензии ЦБ РФ, но в диспозиции ст. 172 УК речь идет лишь о банковской деятельности и банковских операциях.
При квалификации деяний по статье, предусматривающей ответственность за незаконную банковскую деятельность, следует применять распространительное (расширительное) толкование этого термина.

4. По конструкции состав преступления — формально-материальный. Преступление считается оконченным в том случае, если выполнение деяния в любой указанной форме повлекло причинение крупного ущерба гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере (более подробно см. комментарий к ст. 171 УК). Размер ущерба и дохода раскрывается в примечании к ст. 169 УК РФ.

5. Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной формой вины. Цели и мотивы учитываются при назначении наказания.

6. Субъект преступления: ч. 1 ст. 172 УК предполагает, что в качестве субъекта преступления с такой формой объективной стороны, как осуществление банковской деятельности (банковских операций) без регистрации, может выступать как любой вменяемый и достигший 16-летнего возраста гражданин, так и руководитель коммерческой организации либо лицо, наделенное каким-либо специальным признаком, например, сотрудник кредитно-финансового учреждения. При совершении деяния в форме осуществления банковской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или осуществления банковской деятельности с нарушением лицензионных требований и условий ответственность несут специальные субъекты — должностные лица (руководители) кредитных организаций, банков и небанковских кредитных организаций.

7. Часть 2 данной статьи предусматривает ответственность за те же деяния, но совершенные при наличии следующих квалифицирующих признаков: а) совершенное организованной группой (см. комментарий к ст. 35 УК); б) сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере (см. примечание к ст. 169 УК).

Еще по теме:

  • Приговор 285 ук рф врачи Ст. 285 УК РФ с комментариями. Злоупотребление должностными полномочиями Злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) представляет особую опасность для общества. Это связано с тем, что выход служащих за рамки их компетенции дискредитирует деятельность органов власти […]
  • Зк приватизация земельного участка Приватизация земельного участка Бесплатная приватизация земельного участка для граждан РФ доступна только один раз в жизни. Далее подробнее. Стать владельцем участка земли можно либо путем его покупки, либо путем приватизации. Приватизировать можно землю муниципалитета или […]
  • Ответственность за незаконное предпринимательство ст 171 Что такое незаконное предпринимательство (последствия)? Незаконное предпринимательство — что это? Какие последствия могут наступить для лица, осуществляющего подобную деятельность? Как легализовать свой бизнес? На эти и другие вопросы о незаконном предпринимательстве мы постараемся […]
  • Алименты на 2 детей в 2018 году размер в процентах Алименты на 2 детей в 2018 году: размер в процентах Все взаимоотношения внутри российских семей призван контролировать Семейный кодекс нашего государства, который является нормативно правовым актом. Поэтому вопросы, связанные с алиментными выплатами, рассматриваются в соответствующих […]
  • Декларация 3 ндфл 2018 года образец заполнения Декларация 3-НДФЛ в 2018: бланк Актуально на: 5 февраля 2018 г. Форма 3-НДФЛ 2017 (пример заполнения) Форма 3-НДФЛ – это Налоговая декларация по налогу на доходы физических лиц. Представлять ее по итогам 2017 года должны физические лица-налогоплательщики, которые указаны в ст.ст. 227, […]
  • Управление автомобилем без прав и в нетрезвом виде Наказание за езду пьяным за рулем без прав в 2018 году Инспектор обязан провести медицинское освидетельствование. Административный арест на срок от 10 до 15 суток или наложение административного штрафа на лиц, в отношении которых не может применяться административный арест, в размере 30 […]
  • Продажа 1 2 дома в серпухове Купить дом в Серпухове Всего 459 объявлений Всего 459 объявлений Продам дом, 270 м², 15 соток, 80 км за МКАД. 12 сентября 55 Собственник Пожаловаться Заметка 10 мин. до метро Бунинская аллея. 5 детских садов, 3 школы. Рядом парковая зона, пруды и набережная. 10 мин. […]
  • Какие документы нужны для выплаты страховки осаго Перечень документов для получения страховой выплаты по ОСАГО О том, какие документы нужны для получения страховки по ОСАГО, должен знать каждый водитель. Иначе компания в случае ДТП не заплатит клиенту ни копейки. Существует установленный перечень документов, которые страховые фирмы […]